russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий (ouranopolis) wrote in archives_ru,
russianmemory.ru Историк-генеалог Семёнов Виталий
ouranopolis
archives_ru

Categories:

Комментарий Игоря Ивановича Ивлева по поводу рассекречивания военных документов

Комментарий Игоря Ивановича Ивлева по поводу письма Падерина. Всё, что вы хотели знать про ограничение к допуску документов времён ВОВ, но боялись спросить:
Коллеги, не выдавать рассекреченное дело в ЦАМО РФ и его подразделениях основания есть:
1. Приказ МО РФ 2005 г. № 010 "Об утверждении Инструкции по режиму секретности в ВС РФ".
2. Приказ МО РФ 2011 г. № 1995дсп "Об утверждении Положения о порядке рассекречивания архивных документов МО РФ, продления сроков их засекречивания и установления ограничений на доступ к рассекреченным архивным документам".
Регистрация Приказа № 1995 в Минюсте РФ не пройдена, скачайте
http://doc.mil.ru/files/Prikazi_registraciya_Minust.rtf
Оба документа ограниченного пользования. И если о первом ещё кто-то что-то слышал, то о втором не знает никто, кроме узкого круга причастных к Архивной службе МО РФ военных и гражданских лиц, ну, и в Росархиве 1-2 человека слышали.
Так что на основании этих Приказов нам всем улыбаются - или не улыбаются - и мило отказывают. Оба этих Приказа по факту дезавуируют всем известный Приказ МО РФ № 181 от 08.05.2007 "О рассекречивании архивных документов Красной Армии и Военно-Морского Флота за период Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов".
Всё это пока непреодолимая стена. Её наличие связано с тем, что на самом деле есть что скрывать. Реальные события войны на высшем уровне сильно отличаются от того "канонического" варианта, что свёрстан в середине-конце 50-х гг. под руководством Хрущёва во время подготовки и после доклада на ХХ съезде КПСС "О культе личности И. Сталина". С трудом нейтрализованный заговор в мае-июне 1941 г. части политического руководства и высшего генералитета стОил нам появления противника у Москвы. Фактически были полностью открыты "ворота" всех фронтов, кроме Южного (9 А) и Ленинградского, и сданы огромнейшие запасы вооружения, боеприпасов, ГСМ и имущества. Директива Главного Военного Совета КА от утра 18.06.1941 о немедленном приведении войск западных округов в состояние полной боевой готовности, сообщённая по ВЧ-связи, а с 16.00 продублированная шифротелеграммами, и на следующий день 19.06.1941 пакетами с нарочными, была командующими проигнорирована (исключая Ф. Кузнецова в ПрибОВО и Я. Черевиченко в ОдВО), а там, где сделали вид, что её начали исполнять (КОВО), исполнили лишь бумаги (приказы, карты), а войска так и остались на местах в летних лагерях или на зимних квартирах. В ЗапОВО не сделали ничего (командующий Павлов пил коньяк на спектакле в минской опере в ночь на 22.06.1941), потому бойцы погибали спящими в казармах с 3.30 часов утра 22.06.1941. Головы за всё это слетели только у небольшой части непосредственных участников (Павлов с подельниками, Трубецкой, Штерн, Смушкевич, Клёнов и другие - все реабилитированы!), а остальных отправили воевать, распинав их всех из Москвы, ибо из высших и старших больше некому было (в т.ч. этим распиныванием прочь начальства и обусловлен стремительный рост в постах и званиях А.М. Василевского). На каждого было заведено уголовное дело (сотни). Парадокс, но они позже прославились - и устроили чистку архивов в 50-х.
Она шла с 1953 г. и далее до конца 50-х гг., в т.ч. в МО РФ, с искусственным разделением фондов на:
- условно несекретные (с наличием в то время примерно 80 % секретных документов),
- секретные,
- сов. секретные и
- сов. секретные особой важности (особого хранения).
У каждого такого обособления - своя опись с соответствующим грифом.
Только после складывания Хрущёвым и Политбюро ЦК КПСС концепции освещения Великой Отечественной войны, которая действует до сих пор и от следования которой кормятся тысячи чиновников, включая научных, после гарантированного разделения фондов, не позволяющего подобраться к ключевым документам, не совпадающим с концепцией (а их миллионы, в первую очередь - шифротелеграммы всех инстанций), после начала печати и выхода в свет в соответствии с концепцией Хрущёва "Истории ВОВ " в 6 томах, - позволили ветеранам издавать свои мемуары с 1960 г. Но таким образом, чтобы их свидетельства никоим образом не выходили за рамки концепции. Кто артачился - тому не давали печатать, даже наборы рассыпали и рукописи изымали (начальник ГШ ВС СССР Маршал Сов. Союза М.В. Захаров, МСС И.С. Конев ("Врать не хочу, а правду все равно написать не позволят"), многие другие). За соответствием следили ЦК КПСС, Главлит и КГБ СССР.
В это же время осуществили искусственное разделение фондов и архивов на фонды, хранящиеся в ЦГАСА (ныне РГВА), - якобы только до 22.06.41, и фонды, хранящиеся в архиве МО СССР (позже с 1975 г. ЦАМО СССР и ныне ЦАМО РФ), - якобы только с 22.06.41 по настоящее время. Т.е. перелопатили и перетасовали громадные массивы документов, разделив их депозитарное местонахождение на Москву (ЦГАСА и ЦА ВМФ), Подольск (архив МО - ЦАМО), Гатчину (ЦАВМФ), а также архивы военных округов и флотов от Калининграда до Хабаровска и Владивостока, которые вообще ничего в четыре первых архива не сдавали. Смею Вас уверить - в окружных и флотских архивах настолько громадные залежи ценнейших документов 20-90-х гг., что вряд ли кто из исследователей представляет себе их объём и качество. Описи их, допускаю, могли появиться в копиях в истекшие примерно 10 лет и попасть, скажем, в ЦАМО РФ для представления о том - что же у нас ещё есть в архивах округов и флотов (позитивной причиной тому - компьютеризация, но категорично об их копийности не утверждаю). Но доступа в эти архивы нет ни у кого. Все документы - на секретном хранении.
А есть ещё и бывший архив Генерального Штаба ВС СССР, ныне 15-й отдел ЦАМО РФ (Москва, Знаменка, 19). Доступ к несекретным документам возможен с разрешения начальника ЦАМО РФ (с учётом Приказа МО № 1995дсп).
А есть ещё и Архив Президента РФ, куда попали документы высшего характера. Туда доступ исключён.
И, наконец, есть не сданные ни в какой архив многие сотни дел военного времени в каждом управлении МО РФ и ГШ ВС РФ. К примеру, в ГОМУ ГШ их сотни. Часть их использована комиссией Кривошеева при написании самой крупной публичной фальсификации МО - "Гриф секретности снят", "Россия и СССР в войнах ХХ века" и "Книги потерь" (и на них даже даны ссылки в этих публикациях). Якобы несданные доки до сих представляют оперативную (!) ценность, а потому и не сдаются в ЦАМО РФ по истечении конкретного срока.
Но и это не всё. Для того, чтобы закрыть доступ к послевоенной истории воевавших в/ч, в архиве МО СССР их фонды разделили ещё на 2 части - фонд военного (и частично предвоенного времени), условно несекретный (с массой секретных документов), и послевоенный фонд - исключительно секретный с повышением грифа до максимума.
Если частичным доступом к 1/3 части первого сейчас и довольствуются исследователи, то доступ ко второй абсолютно исключён. Кроме тех, у кого есть допуск по соответствующей форме, разрешение НГШ ВС на работу с весьма конкретными документами по весьма конкретной узкой теме, лицензия ФСБ для организации, которую представляет "тот" исследователь.
Поэтому и ответ Э. Падерина исключительно обтекаем. В нём мы услышали чудную весть о продлении сроков депозитарного хранения до 100 лет документов военкоматов. Замечательно! Хотя бы так, но документы РВК получили юридическое обоснование для своего хранения там, ибо в Наставлениях по архивной службе (1996 г. и 2005 г.) их хранение военкоматам не предписывалось.
Что касается 75 лет в отношении персональных документов, то, скорее всего, тут уж как повезёт тому или иному исследователю. Попадёт он своим заказом документа в "вилку" толкования архивистом Приказа МО РФ № 1995дсп - может начаться маленький скандал, в итоге которого могут документ выдать, а могут воспретить.
"Смех на палке" можно сказать, если бы не было противно от всего этого лицемерия.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments